Storage NEWS - Город Аистов

Город Аистов

21/4/2017
(Городу Прейли, одиночества городу)

(Biosphere - Cloudwalker II)

Я потерян. Потерян в географической точке латышской глубинки. Я знаю названия всех улиц, помню имена жителей; но я потерян что та иголка. Да, здесь есть жители, есть жизнь и вроде бы всё для нее; но город пуст как небо. Здесь живут аисты, много: на каждой второй крыше и первом облупленном столбу торчат лучами прутья пузатых гнезд, и в пустом как небо Городе Аистов потерян я, что та иголка.
Пыльные покрытые морщинами трещин дороги испещренные белыми кружками птичьего помета; в канавах белым-черным и четким небо отражается, оно для земли как просвет в прорезях для бумаги.
Небо! Небо, оно застывше, и холодок по спине при мысли о силе, могущей остановить вот эти непостижимые облака-горы.
В Городе Аистов есть всяко разные дома, как во всяком городе, где я был или не был, а я ведь всегда жил - был потерян - в Городе Аистов. Всяко разные дома: тщедушная мэрия с колоннадой, пугающий облезлый кинотеатр с афишами некрасивыми, ведь это рисунки детей из местной больницы давно умерших. Есть закрытые магазины и закрытые столовые, есть вечно новое европейское здание синих и красных квадратов, храм бюрократии, есть красивая больница, в которой пахнет обещанием боли и смерти.
В таком городе я живу, в Городе Аистов, и я ни разу не видел здесь аистов, только пузатые гнезда на крышах убогих, одинаковых, вшивых серостью дачных домов.
Тут есть школа. Красно-кирпичная школа с белыми новыми окнами и белыми дверями, и в ней застывшие воспоминания. Там я всегда хожу сквозь цветные облака замерших знакомых людей, и выражения светлых лиц призраков не меняются. Облака полны настроений, царивших там когда-то, и можно пить эти настроения. А можно привыкнуть пить мертвые воспоминания и умереть. Остаться смердящим трупом среди призраков светлой памяти людей, которые, оскверненные, ничего даже не заметят.
В школе есть коридор: это просто светлые стены с дверьми и серый пол, нету освещения, только в конце коридора яркий из окна свет. Этот коридор даже не получается пытаться пройти: свет в конце холодный белый пугающий опасный завораживает и оцепеняет, сам полный созерцания собственной красоты и в величии же беспощадный, сам в собственной паутине он чрез дрёму смотрит, как его красота меня убивает. Такой коридор бесполезно даже пытаться пройти, ведь только изредка просыпаешься после этого света, стоящий на улице где-то в городе, а чаще и вовсе не просыпаешься.
Брожу брожу в лица смотрю, в лица спящих стоя-идя людей, опостылевших, до рвоты знакомых близких как опухоль людей, сотканных из одинаковых скучных сплетен их семейных паутин. Милостью было бы отнять у них жизнь, но я не могу этого сделать, я не герой - жертва, и пусть у меня отнимут жизнь, я прошу.
Хожу хожу чего-то ищу, ни людей живущих, ни тепла, ни окна вовне не нахожу, заперт. Бросаюсь изможденный в траву, и на уровне глаз сорняки и жидкие цветочки, и листья зайчьей травы. Природа не враждебна мне, она с одинаковым радушием равнодушием принимает в свои зеленые объятья всех... Я в лесу.
Шшшш... - это в озере неподалеку поднимается фонтан, подбрасывая воду над водой.
Тук, хр. Тук. Тук, тук, хшш... - падают и отскакивают от земли, крутясь, и шуршат старыми листьями брошенные белкой шишки.
Хрр. Крак! - хрустят падшие ветви под ступнями невидимых незнакомцев вокруг.
Ток-ток-ток. Ток-ток. Ток-ток-ток. - бьется где-то голова дятла.
Фью. Ийк. Ийк. Фью. Фью. Уйк, уйк. - это о чем-то говорят птичьи голоса наверху.
Айй! Яя! Яя! Яя!.. - кричат чайки.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *